porosenok Sean
Упрямка славная была ему судьбина ...
По дороге из Москвы до Воронежа, в 170 верстах от Рязани находилось село Слободское, основанное еще в 1683 году в связи с укреплением южных границ России. В 1695 г. состоялся первый Азовский поход, во время которого, возможно, Меншиков вместе с царем Петром и посетили село Слободское, где при слиянии двух рек Ягодной и Становой Ряс были построены государевы хоромы из бруса «об одном апартаменте, для отдыха... после дорожных тягот». И здесь же, чуть позже, началось строительство фортеции на высоком берегу Ягодной по голландскому образцу с соблюдением всех правил «инженерного искусства». Осенью 1702 Петр, отпраздновав в Москве взятие Шлиссельбурга, встретив Новый год, отправляется с многочисленной свитой на Воронежские верфи. В начале февраля 1703, как раз к окончанию строительства крепости, царский кортеж делает остановку в Слободском. И отсюда Петр шлет Александру Меншикову – губернатору Шлиссельбурга – достаточно задорное письмо.
«Мейн герц! Мы по слову вашему здесь, славу Богу, веселились довольно, не оставляя не единого места...»

Крепость имела пятиугольную форму с выдвинутыми больверками, которые возвышались над 6-метровым земляным валом, и тремя воротами. Получается что каждый бастион и каждые ворота, веселая компания во главе с царем, «освятила и обмыла» – Петр не поленился и описал даже Чем! (см. письмо № 489) К письму царь приложил собственноручный эскизный план крепости, где и указано новое название «Оранъiбуръхъ». Письмо, видимо, сочинялось уже в глубоком подпитии и все члены «Всешутейшего собора» подписались своими прозвищами: Ианникий митрополит Киевский и Гадиицкий (глава Монастырского приказа Иван Мусин-Пушкин), архидиакон Гидеон (князь Юрий Шаховской), ну конечно САМ протодиакон Питирим и еще человек 20. (на глубокую степеньопьянения веселья указывают и пометки переписчика, такие как - "далее нельзя разобрать... подпись не разобрана...написанное зачеркнуто..."

Среди спутников Петра находился и Корнелий де Бруин, уж он-то в подробностях описал дом Меншикова: «Помещичий дом Меншикова – громадою прекрасное строение, похожее на увеселительный дом, с красивым покоем наверху, в виде фонаря, покрытого отдельною кровлею. В самом доме множество отличных и удобных комнат, довольно высоко расположенных над землей. Войти в него можно только через ворота крепосцы...Так как у замка не было еще имени, то его Величество назвал его тут же Ораниенбургом. Селение князя Александра, лежащее подле замка, называется Слободка...»

С течением времени в крепости были возведены каменные двухэтажные княжеские палаты, со стороны Шлессельбургских ворот появилось искусственное озеро, по которому можно было плавать на парусных судах. Бастионы крепости укрепили пушками, на каждом по 6 мортир, рядом с крепостью расположили гарнизон, а ниже по течению реки соорудили арсенал. Был так же разбит парк с оранжереями и цветниками.
В 1712 года в верстах трех на восток от новой крепости была основана Раненбургская Петропавловская пустынь «иждивением князя Александра Даниловича Меншикова в собственных его дачах, для богомолья о здравии Государя Императора Петра I и об упокоении родителей князя Меншикова». Приказом от 28 июля 1712 года Меншиков определил как число монашествующих, так и средства к содержанию их. «А в той пустыни», сказано в том приказе, «Быть строителю, священником, диакону и прочим монахом, всего двенадцати человек».

С возникновением монастыря связана одна из легенд: «на царя Петра в двух верстах от крепости в лесу напали разбойники. Молодой царь успешно справился с нападавшими на него, правда при помощи стражи и обратился к злодеям с вопросам: « Неужели вы не узнали своего царя?», те упали перед ним на колени и молили о пощаде. Царь повелел всем быть «лопатниками» на сооружении крепостных стен. А Меншиков присутствовал при этом счастливом для его друга случае спасения от разбойников и в 1712 году заложил там храм в честь первоапостолов Петра и Павла, который явился началом зарождения монастырской обители».
Последний раз князь был в крепости во время своей опалы. По его же собственной устной просьбе Тайный совет заменил Нижегородские деревни на Раненбург. Ну это уже совсем другая история.

P. S. Кстати! Сохранился и ответ Александра Меншикова на послание Петра об устройстве и благословлении крепости. Хочется привести его полностью, ибо сие есть наичистейший образец эпистолярного художества князя Меншикова. В одном письме и про жизнь, и про дела, и про погоду. И на мой извращенный вкус, послание просто пропитано нежностью, преданностью и любовью.
читать любовно-деловую переписку

@темы: русская история, Петр I/Александр Меншиков