Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: любоў мая, беларусь (список заголовков)
01:55 

Всех со Светлым Праздником.

Упрямка славная была ему судьбина ...


Симеон Полоцкий - талантливый православный проповедник, ученый и богослов, переводчик и педагог, основоположник российской поэзии и драматургии. Творческое наследие Симеона Полоцковго невероятно огромно: считается, что его перу принадлежит около 50 000 стихотворных строк, но особую известность имеет «Рифмотворная Псалтирь».
«Рифмотворный» перевод «Псалтири царя и пророка Давида» был выполнен в необычайно краткие сроки — с 4 февраля по 28 марта 1678 г. и напечатан отдельной книжкой в Верхней типографии в 1680 г. В том же году Псалтирь был положен на ноты выдающимся государевым певчим - Василием Титовым. Даровитый певец, плодовитый композитор, «царственный мастер» партесного стиля, используя тексты религиозного характера, сумел преодолеть их ограниченность и создать музыку искреннюю и полнокровную, обращенную к человеку. И именно ему был заказан к московскому триумфальному празднеству хоровой Концерт в честь Полтавской победы над шведами

Псалом 17
Возлюблю тя, Господи, Ты мой укрепитель,
твердость и прибежище, Ты мой избавитель.
Ты Бог мой и помощник, на Тя уповаю,
Ты защитник, Тя ми рог спасения знаю.
Бог мой заступник, хваля имам и призвати,
и спасение от враг моих восприяти.
Болезни даже к смерти мене обыдоша,
и неправды потоцы душу ми смятоша.
Болезни же адовы мене обступиша,
лютыя смерти сети мене предвариша.
И внегда скорбети ми призвах жива Бога,
ко Господу возсылах прошения многа.
От блистания Его облацы пройдоша,
град же и огненное углие падоша.
Возгреме Господь с небес, глас Свой ниспустил есть,
пустив стрелы, разгнася молний, ми смутил есть.
Источницы воднии в мори ся явиша,
основания земли миру ся открыша.
От Твоего, Господи, бысть то прещения,
духа гнева Твоего от духновения.

запись создана: 10.04.2015 в 10:38

@темы: русская история, музыка, Любоў мая, Беларусь

01:07 

Радетель православия

Упрямка славная была ему судьбина ...
После победного Полтавского сражения Петр отправляет «на польское раздолье» 20 тыс. русскую армию под командованием светлейшего князя Александра Меншикова низложить шведского ставленника Станислава I. Находясь в номинальном подчинении Августу II, князь ведет себя как настоящий правитель: обещает амнистии всем «варшавским конфедератам», раздает охранные грамоты «всем, отдавшимся в защищение и оборону его княжей светлости», накладывает контрибуции на имения сторонников Лещинского. Но главное, «светлейший» намеревался силой укрепить позиции православия в униатских районах Речи Посполитой.



А.Д. Меншиков киевскому митрополиту Иоасафу из Полонного: «...пришлите ко мне отца наместника Михайловского монастыря игумена, дабы мы в сие благополучное время оное благодатное дело совершить и нашу православную христианскую веру розширить, треклятую же унею, яко суть погибельную, весьма разорить...»

Но русской стороне, несмотря на резкое усиление своего влияния в Польше, поддержке "сандомерян" во главе с коронным гетманом Сенявским и почти полной освобождении Речи Посполитой от шведских войск, добиться желаемого не удалось.

Хоть Меншиков неоднократно досаждал Петру о том: «... так же при отъезде своем к армии не извольте запомнить оставить господину Долгорукому надлежащие пункты ...» и царь обещал не забыть, НО в оставленных инструкциях послу Г.Ф. Долгорукому этот пункт даже не присутствует. Петр, по-видимому, не решился колебать и так натянутые русско-польские отношения. И насущный вопрос Меншикова о «привращении церквей из уний в благочестие» (см. письмо Меншикова от 26 сентября 1709 г.) даже не был поднят на важной Вальной раде.

Мечтам князя удалось сбыться только через 130 лет. В результате Третьего раздела Речи Посполитой в 1795 году Россия получила литовские, белорусские и украинские земли к востоку от Буга, а еще спустя 44 года в результате Полоцкого собора Греко-католической церкви были отменены постановления Брестской унии 1596 года. Усилиями Митрополита Литовского и Виленского Иосифа (бывшего униатского епископа) к Российской православной церкви присоединилось свыше 1600 приходов, насчитывавших более 1,6 млн. прихожан.

@темы: русская история, портрет Петра Первого, Любоў мая, Беларусь, Александр Меншиков

22:22 

Грязные методы тайной дипломатии и политические провокации Великой Северной войны

Упрямка славная была ему судьбина ...
Рассказ пойдет об известном шведском министре С. Понятовском, его роли в русско-шведских переговорах о мире и будто бы случившегося покушения на Петра I во время его пребывания в Амстердаме.

Станислав Цёлек Понятовский (1676–1762), отец будущего польского короля Станислава-Августа III, достаточно рано занялся политической деятельностью. Когда началась Великая Северная война, он примкнул к противникам короля Августа II, союзника Петра I. В конце 1701 г. Понятовский был впервые направлен к шведскому королю, а со вступлением на польский престол шведского ставленника Станислава I Лещинского назначен резидентом новоизбранного польского короля при Карле XII. Он участвовал в походах шведской армии, в том числе и Полтавской битве, жил вместе со шведским королём в Бендерах. От имени шведского монарха вёл переговоры с высокопоставленными турецкими сановниками. В 1710 г. Понятовский был направлен в Стамбул в качестве посла Швеции для противодействия планам русского посла П.А. Толстого. Таким образом, Понятовский являлся лицом, приближенным к Карлу XII, и его деятельность была направлена против России. Ситуация в корне меняется после решающих успехов русского оружия и довольно успешных переговоров петровской дипломатии в Европе, когда Карл XII в 1717 г. лишился поддержки французского правительства. Забрезжила надежда на скорое окончание войны и шведская сторона решила начать переговоры с Петром I о мире. Одним из деятельных участников первого этапа переговоров и стал генерал шведской службы Станислав Понятовский.
Во время пребывания Петра I в Спа в июле 1717 г. туда приехал Понятовский в качестве представителя Карла XII. Понятовский сообщил, что Карл XII намерен вести переговоры о мире через своего дипломата в Гааге. В конце июля 1717 г. началась серия встреч между Б.И. Куракиным и Понятовским в Голландии, где русский посол призывал Понятовского не затягивать переговоров и не упустить удобного времени для заключения мира.
Несмотря на активность Понятовского в переговорном процессе на данном этапе, дальнейшие консультации осуществлялись через другого представителей Карла XII - Г.Г. фон Гёрца. Объясняется это, видимо, тем, что Понятовский осенью 1717 г. был отправлен во Францию с важной миссией: добиться у французского двора выплаты субсидий, которые были столь необходимы Карлу XII.
21 августа 1717 г. произошла встреча Б.И. Куракина и с Г.Г. фон Гёрцем в голландской провинции Гельдерн в замке Лоо, где Гёрц как бы «случайно» встретил и Петра I. Предполагаемая встреча Петра I с переговорщиками очень обеспокоила англичан, боявшихся сепаратного договора. К тому же Куракин имел неосторожность высказаться, что Его царское Величество предпочитает лучше заключить мир со Швецией, чем сохранить дружбу с Англией.
Но мы отвлеклись от генерала Понятовского ....
После тайных переговоров с Петром I, он был направлен в Париж, не только выпрашивать у французского правительства деньги для шведского короля, но разузнать намерения французского двора относительно северных дел после заключения мира с Россией. В деньгах французы отказали и, получилось, что Карла XII фактически лишился своего последнего союзника. То ли Потятовский плохо старался, то ли так и было задумано, но мирные переговоры в Финляндии перешли в более активную стадию. Барон Гёрц даже выдвинул смелую программу союза Швеции и России. И вдруг, в разгар столь важных переговоров, личность Понятовского мелькает в весьма странном инциденте, произошедшем при въезде Петра I в Амстердам 22 июля 1717 г.
В письме к Б.И. Куракину генерал С. Понятовский сообщает, что у него имеются сведения из Амстердама, будто при дворе Петра I ему вменяют в вину «учиненные выстрелы на Его Царское Величество во время последней потехи бою корабельного». «Ежели то так, – пишет далее Понятовский, – как мне объявляют, то прошу чрез вашу светлость Его Царского Величества милость, великодушие и правосудие чтоб повелел всего экипажу, которой на том судне был и с которого те выстрелы чинены, також де и разглашателя жестоко допросить, дабы моя невинность и репутация не пострадала…».
Имеется и ответ Петра I на письмо Понятовского от 25 октября 1717 г. Царь пишет Б.И. Куракину, что не только не думал обвинять генерала, но даже не знал, что он на той «потехе» в Амстердаме присутствовал.
Письмо Понятовского представляется довольно странным, если бы не еще один свидетель - британский адмирал Д. Норрис. «К вечеру потешного морского сражения одному человеку на царском корабле ранили лицо дробью, и одна дробинка попала в платье Его Величества. До сих пор неизвестно, как это случилось». Но в русских источниках никаких указаний на случайные выстрелы во время праздника нет.
Возможно, кому-то было просто выгодно распустить подобные слухи против одного из участников русско-шведских переговоров, каким являлся Понятовский. Или же этот загадочный инцидент служит свидетельством о возможной неудавшейся попытке покушения на жизнь царя. Что бы этот случай ни являл собой – цель у него одна, попытаться расстроить мирный процесс, тем более что желающих вмешаться в переговоры было предостаточно.
Вся эта история выглядела бы просто случайностей, если бы не странная и неожиданная гибель Карла XII в самый разгар мирных переговоров на Аландском конгрессе.
Последствия хорошо известны – прерванные новым шведским правительством переговоры о долгожданном мире, затянули Великую Северную войну ещё на два с лишним года, а инициатор русско-шведских переговоров Г.Г. фон Гёрц был казнён в Швеции как предатель.
В завершении этого небольшого сюжета о тайной дипломатии конца Великой Северной войны и роли в ней С. Понятовского, хочется упомянуть, что после смерти Карла XII он весьма неожиданно перешёл на сторону союзника Петра I Августа II. Не спасал ли он свою жизнь, памятуя о страшном конце барона Гёрца?

@темы: Петр I, Любоў мая, Беларусь, Враги и союзники, русская история

00:42 

Нa мифе зиждется и вымыслом живет ...

Упрямка славная была ему судьбина ...
Сказка про Золушку, версия -дцатая, белорусская.
Сапеги - Минск – Петр – Екатерина – Меншиков - Екатерина - Сапеги

Перед нами - Октябрьская площадь (до 1984 года – Центральная площадь) и дворец Республики, «любовно» называемый минчанами «саркофагом». Но сейчас пойдет речь не о нём. Примерно там, где сейчас он находится, до войны когда-то проходила Коммунистическая улица, до Октябрьской революции носившая имя Юрьевская.

Упоминания об этой улице относятся еще к XVI в. Здесь находились частные дома с земельными участками. На протяжении веков Юрьевская оставалась одной из центральных, а, значит, и одной из самых престижных улиц города. Здесь селились богатые феодалы, купцы, зажиточные ремесленники. Кирпичный, двухэтажный дом, считавшийся в ту пору одним из лучших в городе, окруженный прекрасным садом, принадлежал магнатам Сапегам. Дом Сапег сохранялся как исторический памятник и просуществовал до июня 1941 г., когда был разрушен при бомбежке Минска фашистской авиацией.
Хозяин дома – Владислав Юзафат Сапега в ту пору воевода Минска, обожал свой сад и, особенно, прекрасные и редкие черные груши, привезенные из Франции его дочерьми и прозванных за это «сапежанками». И сейчас речь не совсем о них (грушах). Просто в этом саду трудился садовником некто Иван Скаворщук, или Самуил Скаврончук, или Самуил Скавронский. А теперь поверим на слово старым путеводителям по Минску, Владимиру Воложинскому - автору интернет-проекта «Минск старый и новый» (www.minsk-old-new.com) и писателю Михаилу Володину (www.t-s.by/blog/minskie-istorijki/).



Итак, еще в молодости, где-то в 1680, садовник Самуил перебрался, а может просто сбежал от хозяина, в Лифляндию, где возле Мариенбурга арендовал мызу и стал крестьянином. У Скаворщуков (или, как теперь они звались, Скавронских) родились дети, самой младшей из которых была дочь Марта. И конечно, ни одной девочке в России, а может и в мире, кроме сказочной Золушки, не выпадал такой умопомрачительный и невероятный жребий. Дочь минского садовника, служанка в доме пастора, крестьянка-военнопленная, кухарка и прачка за 20 лет стала матерью 11 царских детей, женой императора и первой российской императрицей.



Кстати, во время Северной войны Владислав Юзафат Сапега выступал за союз с Россией. И очень долго сохранял верность польскому королю Августу Сильному, хотя до этого на сейме поддерживал французского принца Франсуа Луи де Бурбона-Конти. Поэтому неудивительно, что в марта 1706 г. в его доме, по утверждению «преданий и народной молвы», останавливался Петр Великий со своим другом Александром Меншиковым.



И еще немного совпадений насмешницы-истории.
Род Сапег, как известно многочислен и славен своими представителями. Один из которых, великий литовский гетман Казимир Ян Сапега, находился на стороне Швеции, и скорее всего под его давлением в июле 1707 году Владислав Юзафат Сапега перешел на сторону Станислава Лещинского, ставленника Швеции. В 1708 году Казимир Ян Сапега, потерпевший сокрушительное поражение от шляхетского ополчения под командованием Михаила Вишневецкого, верного союзника Петра Великого, передал булаву гетмана и командование литовской армией своему племяннику Яну Казимиру Сапеге. Тот, в свою очередь претерпевший позор разгрома под Калишем, после Полтавского сражения в 1709 году вернулся в лоно сторонников Августа Сильного. Хотя до конца жизни оставался его недоброжелателем, в тайне лелея мечту стать польским королем, конечно при поддержке России и самого фельдмаршала Меншикова.



И поэтому в 1721 году в Санкт-Петербурге появляется его 20-летний сын Петр, ставший к тому времени официальным женихом 10 летней дочери Меншикова Марии. А в марте 1726 в столицу подгреб и сам Ян Казимир. Получил из рук Екатерины I (бывшей Марты Скавронской) звание генерал-фельдмаршала, не имея перед Россией никаких военных заслуг и ни одного дня не служивший под её знаменами. И очень многие считали, что причиной такого возвышения стала личная услуга русской императрице. И дело, скорее всего, не в сыне-красавце, а в том, что именно Ян Казимир Сапега помог разыскать в Литве родных братьев и сестер Екатерины.

@темы: Петр I/Александр Меншиков, Любоў мая, Беларусь, Здесь был Петя :), русская история

11:33 

Любоў мая, Беларусь

Упрямка славная была ему судьбина ...
Витебск

Полоцк

Могилёв

дер. Лесная

Гродно

@темы: мои фотки, Любоў мая, Беларусь

00:39 

Еще редкостей Беларуси

Упрямка славная была ему судьбина ...
Найденная в раскопках Гродно редкость из редкостей

@темы: Любоў мая, Беларусь, Петр I, мои фотки

Дневник porosenok Sean

главная